• Читайте также:

    Лариса Грабко — почетный житель МО № 7 Василеостровского района, профессор кафедры Санкт-Петербургской государственной консерватории имени Н. А. Римского-Корсакова. В ноябре она награждена орденом «За заслуги в культуре и искусстве». Эта награда далеко не единственная, ведь Лариса Макаровна верно служит искусству уже много лет.

    Мы встречаемся в стенах Консерватории, где после промозглой ноябрьской сырости словно попадаешь в другой мир: мир музыки, гармонии, чего-то возвышенного, не каждодневного. Лариса Макаровна вся дышит деятельностью, от нее исходит доброжелательность и позитивная энергия.

    — Лариса Макаровна, вы более пятидесяти лет преподаете в Санкт-Петербургской государственной консерватории имени Римского-Корсакова. У преподавателей Консерватории не бывает профессионального выгорания?

    — Во-первых, мы со студентами — это такие сообщающиеся сосуды, мы постоянно подпитываем друг друга эмоциями, энергией. А во-вторых, всегда поддерживает искусство. Недавно, когда меня награждали в очередной раз, я сказала только одну фразу: «Служу России. Искусство и культура — это огромная сила». И это на самом деле так, обратите внимание, как долго живут, к примеру, дирижеры и представители других профессий, причастных к искусству, ведь это неслучайно.

    — Вы из музыкальной семьи?

    — Нет. Мои родители — фронтовики. Мама — москвичка, была врачом, ушла добровольцем на фронт. Папа — белорус по национальности, принимал участие в партизанском движении. Я воспитывалась на рассказах о войне, поэтому все это для меня свято и я человек, который беззаветно любит свою Родину. А с музыкой связал свою жизнь мой сын, Иннокентий, он альтист Венского филармонического оркестра.

    — Помимо преподавательской деятельности вы много времени отдаете общественной работе.

    — Я вам скажу так — мое сердце разделено на две части. Одна часть — это музыка, где я дошла, собственно говоря, до олимпа. Я профессор Консерватории, кроме этого, мы с известным трубачом Владимиром Кафельниковым записали диск из моих переложений произведений И. С. Баха и А. Шнитке, получивший Гранпри в Париже. Для тех советских лет Бах и Шнитке — это было революционно, но меня так Бог ведет, я знаю, что нужно делать, и, как правило, попадаю в точку.

    А вторая часть моего сердца — это живопись. Много времени я отдала работе над изданием альбомов художников — ветеранов Великой Отечественной войны, организацией выставок, а еще сделала большое и важное дело — выпустила четырехтомник, в котором отразила целый пласт отечественной культуры — эпоху соцреализма. А эпоха эта сильная. Ведь это были художники, вернувшиеся с войны, фронтовики. И я представила в этих книгах всех значимых художников, таких как Салахов, Мыльников, Зверьков, Савостьянов, Коростелев, скульптор Ястребенецкий, его не стало весной этого года в возрасте 98 лет, все они уходят…

    — Вы ведь проводите и юношеские художественные конкурсы имени И. Е. Репина и М. К. Аникушина.

    — Последние пару лет на проведение конкурсов повлиял ковид. А так… Илью Ефимовича Репина я лично не знала, ручки он мне не целовал (улыбается), а вот Михаила Константиновича Аникушина знала хорошо. Мой муж (Петр Гурьевич Коростелев, народный художник РФ, участник Великой Отечественной войны. — Прим. ред.) какое-то время жил в Доме художника на Песочной набережной, его квартира была под квартирой Аникушина. А ведь Михаил Константинович был гениальным скульптором, но как скромно жил! После его кончины я, работая в то время в Совете по культуре при председателе Совета Федерации, занималась созданием музея Аникушина и, к счастью, несмотря на сложности, смогла завершить начатое. Теперь по адресу: Вяземский переулок, 8, все желающие могут побывать в мастерской скульптора, где рождались замыслы таких знаменитых монументов, как памятник Пушкину на площади Искусств, и многих других.

    — Лариса Макаровна, вы уже больше сорока лет живете на Васильевском острове. Что для вас значат эти места?

    — Да, я много лет живу в самом центре острова, на 15-й линии. Конечно, все здесь уже родное. Скажу больше, мой муж — талантливый, мудрый и прекрасный человек — не захотел покидать остров и после своей кончины. Он покоится на Смоленском кладбище, а не на Литераторских мостках, где находятся места захоронения деятелей искусств. Я как-то спросила его: «Где мы с тобой покоиться будем — на Литераторских или на Смоленке?» Он подумал и сказал: «Пожалуй, у Ксении (святая блаженная Ксения Петербургская. — Прим. ред.), там как-то веселее…» На самом деле на Смоленском покоятся многие наши знакомые и друзья, в том числе музыканты и художники.

    — Над какими проектами вы работаете сейчас?

    — В 2012 году была создана Ассоциация китайских и российских вузов искусств. В нее вошли семь крупнейших китайских вузов и три российских. Платформой этой ассоциации с китайской стороны стал Цзилиньский институт искусств, а с российской — Санкт-Петербургская государственная консерватория имени Н. А. Римского-Корсакова. Сейчас мы продолжаем работу над этим проектом, ведь искусство всегда давало возможность общения без барьеров для людей во всем мире. Особенно это важно и актуально в сегодняшнее сложное время.

    По материалам: http://www.vonews.ru/files/flimsy/pdf/2630_1669186010..



    Текст: Новости Василеостровского района Санкт-Петербурга
    Фото: Новости Василеостровского района Санкт-Петербурга
    Разделы:
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5