• Читайте также:

    В Покровской больнице, что на Большом проспекте Васильевского острова, рассказывают о том, как вместе с городом блокаду Ленинграда переживала и сама Покровская больница (тогда – Городская больница им.В.И.Ленина) 👇🏻

    "До трагического 8 сентября 1941-го город бомбили ежедневно. Падали снаряды и рядом с корпусами больницы, разбивая стекла в оконных рамах, внося жестокий хаос в лечебную деятельность. К концу 30-х годов количество коек больницы составляло 600, но в Блокаду по воспоминаниям свидетелей она вошла составом в 360 коек. 60 коек отведено под раненых военнослужащих, 300 коек для гражданских.

    Сохранились записки члена-корреспондента АМН СССР, ведущего хирурга больницы Н.Н.Самарина «В окруженном Ленинграде», в которых он фиксировал все происходящее в клинике и близком ему здравоохранении блокадного города. В годы Великой Отечественной войны семья Самариных жила в больнице им.В.И.Ленина, что давало возможность проф.Н.Н.Самарину круглосуточно участвовать в лечении больных. Он сразу же включился в работу врачей хирургического отделения по круглосуточному обслуживанию больных и раненых, проводя десятки сложнейших операций, применяя новые способы лечения тяжелых ран. Кроме того, будучи назначенным одним из главных специалистов Ленинградского фронта, он проводил регулярные консультации в нескольких эвакогоспиталях и принимал участие в их научных конференциях.

    В 1942 г. он стал одним из инициаторов возобновления работы Пироговского общества, на первом его заседании сделал доклад о ранениях прямой кишки. В 1932 г. после смерти В.А.Оппеля Н.Н.Самарин был избран зав.каф. хирургии № 2 ЛенГИДУВа. Кафедра специализировалась на патологии органов брюшной полости. Базой ее стала больница им.В.И.Ленина, где проф. Н.Н. Самарин добился создания травматологического отделения, одного из первых в стране.

    6 ноября получили боевое крещение: осколком артиллерийского снаряда пробило два стекла в одной из палат женского отделения. Больные были своевременно выведены из палат, и поэтому никто не пострадал. Чрезвычайно тяжелые, не подвластные пониманию современного человека, испытания пережили в годы блокады сотрудники и пациенты больницы.

    Из дневников Н.Н. Самарина: «08-4-42 г. Дома все по-старому. Я уселся в кресло поудобнее, курил не без удовольствия папиросу и мечтал. Около семи часов вечера мои мечты прервались. Где-то в отдалении нарастал гул отчаянной канонады. Такой канонады я никогда еще не слышал; отдельных выстрелов не было слышно, а несся какой-то странный гул нераздельных взрывов. Канонада продолжалась недолго – может быть, минуту, может быть, две, но вместо нее я услышал шум громадного количества авиационных моторов. Шум этот все нарастал.

    Очень быстро к нему присоединились снова выстрелы, чавканье наших зениток. Первоначально туго соображая о причинах необыкновенной пальбы, при звуках моторов и пальбе зениток я догадался быстро, в чем дело. Происходил необыкновенный по дерзости налет немецких аэропланов, прилетевших в Ленинград средь бела дня на очень небольшой высоте. Тогда я не соображал, почему это так произошло, после я подумал, что немцы летели очень низко нарочно, подбираясь к Ленинграду со стороны заходящего солнца. Наблюдателей солнце слепило, и так как оно было почти над горизонтом, то летчикам и пришлось лететь очень низко. Шума сбрасываемых бомб и взрывов не было слышно, и это не запоздало.

    В самом начале налета пришла домой жена. Мы сговорились и спустились вниз под колонны нашего вестибюля. Боже мой, какое мученье стоять в каменной коробке и ждать, когда будешь засыпан камнем и кирпичом или взлетишь в воздух во время грохота взрывающейся авиационной бомбы. Я затрудняюсь сказать точно, сколько времени длился налет. Я ручаюсь, что более часа или несколько более – не знаю. Вся больница уцелела, за исключением нескольких оконных стекол. Против нас разбитым оказался небольшой домик, где жила З.Н. Живописцева, частично взорванной на воздух оказалась детская инфекционная больница и что-то еще очень многое. Налет был массовым, летали над всем городом и бомбили, кажется, все районы. Такого дневного налета я никогда за все семь месяцев осады не переживал.

    Когда стемнело, начали поступать раненые. Я с военными докторами оперировал наверху в операционной, внизу Бродинова принимала легкораненых. К ночи я почти управился, оставалась последняя пожилая женщина с большой раной на внутренней поверхности левого бедра. <…>».

    После освобождения Ленинграда от фашистской блокады в больнице были предприняты титанические усилия по восстановлению довоенного ее состояния, перед коллективом врачей больницы встала задача повысить уровень медицинской помощи больным в стационаре путем внедрения в лечебную практику новейших достижений медицинской науки.


    Текст: Новости Василеостровского района Санкт-Петербурга
    Фото: Новости Василеостровского района Санкт-Петербурга
    Разделы:
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 1 2 3 4