• Продолжаем рубрику, в которой специалисты-эксперты делятся с василеостровцами советами и знаниями по различным вопросам. Сегодня затронем очень деликатную проблему.

    👥С Еленой Рыдалевской, исполнительным директором благотворительного фонда «Диакония», наркологом, психологом, руководителем координационного центра помощи людям в трудной жизненной ситуации отдела по церковной благотворительности и социальному служению Санкт-Петербургской Епархии, беседовал Владислав Никитин, директор Центра для несовершеннолетних «Дом милосердия».

    - Елена, может ли алкоголик воспитать здорового ребенка?

    - Я бы так сказала, алкоголик –это ярлык, который вызывает отрицательную коннотацию. Алкоголик - это лицо безответственное, личностно незрелое, на которое нельзя положиться. И я бы не хотела, чтобы мы присоединились к этому бытовому пониманию.

    Алкоголизм – это болезнь, и человек может находиться в разных отношениях с этой болезнью. Одно дело, когда человек болеет безо всякой критики к заболеванию. Например, когда человек болеет «ковидом», а говорит, что «ковида» на самом деле нет: «Да, я кашляю, у меня температура, но я хочу ходить на работу, встречаться со своими пожилыми родителями, обнимать своих детей, не мешайте мне, это мои права». Понятно, что если ты имеешь представление об инфекционных болезнях, то ты понимаешь, что это безответственное поведение.

    Другое дело, если человек с «ковидом» скажет: «Мне нужно изолироваться, у меня заболевание, я опасен для окружающих. Пока я не переболею и не буду свободен от вируса, я опасен для окружающих».

    То же самое может делать человек с алкоголизмом. Он может болеть без всякой критики к своему состоянию, тогда он будет нести окружающим беду, боль, горе, потому что он будет зависимым. Это говорит о том, что он не свободен в своем выборе. Соответственно, он не может любить, потому что чтобы кого-то любить, о ком-то заботиться, нужно иметь свободу, человек с заболеванием не может быть ни ответственным отцом, ни верным мужем.

    Если человек страдает от алкогольной зависимости, он всю жизнь будет уязвим в отношениях с алкоголем. Конечно, всю оставшуюся жизнь придется от алкоголя воздерживаться, иначе это приведет к рецидиву заболевания. Но с точки зрения личностных отношений, человек выздоравливающий, адекватно рефлексирующий, осознающий свое заболевание, может развиваться и становиться заботливым отцом, верным мужем, любящим сыном.

    Вопрос в том, как человек интерпретирует свое состояние, насколько осознанно к нему относится, и исходя из личностной позиции на сегодня, он строит отношения с самим собой, своим заболеванием, со своими близкими, и в первую очередь, конечно со своими детьми.

    Безусловно, человеку, заболевшему алкоголизмом, предстоят большие труды для того, чтобы выздоравливать, для того, чтобы становиться зрелой личностью, чтобы не переносить на своих детей дефекты своего характера, проявления своего заболевания. Для него воспитание детей будет большим трудом, чем для человека свободного, который никогда не болел алкоголизмом. Поскольку ему сначала придётся преодолевать болезнь и свои дефекты характера, в отличие от человека из благополучной семьи, с хорошей наследственностью, нормальными процессами расщепления алкоголя. Опытом благополучной хорошей детской, где можно получить навыки тёплых, ровных, уважительных отношений с ребёнком. Но нельзя сказать, что это невозможно.

    - То есть ключевой поворотный момент здесь осознание алкоголизма как заболевания?

    - Да, вначале идёт признание заболевания, а дальше следуют действия человека относительно своего заболевания, относительно своих навыков, привычек, отношения к заболеванию, к семе самому, окружающим. Это касается многих хронических заболеваний: насколько, например, человек с язвенной болезнью желудка будет выполнять предписания врачей и будет соблюдать диету или он доведет себя до язвенного кровотечения, и умрет. То же самое можно сказать про алкоголизм: если человек не будет осознавать свое заболевание, не будет стремиться к выздоровлению, не будет совершать действий, которые необходимы выздоравливающему алкоголику, это хроническое прогрессирующее заболевание, приведет к смерти.

    - Часто бывает так, что в ходе принятия административных, судебных решений алкогольная зависимость очень трудно доказуема. И зачастую административными, судебными органами в тот момент, когда принимается решение оставлять или не оставлять ребенка в семье, лишать родительских прав, ограничивать в родительских правах, отношение человека к этому заболеванию не принимается во внимание. Вы согласны, что на практике так часто складывается?

    - Вообще я думаю, что когда рассматривается ситуация человека с такой проблемой, как алкоголизм, семьи, где родители страдают алкоголизмом, очень важно, чтобы приглашались эксперты, которые разбираются в этом заболевании. С одной стороны, алкоголизм – это медицинский диагноз, и если он у человека есть, то встает вопрос, как этот медицинский диагноз соотносится с этим человеком: это выздоравливающий или больной алкоголизмом, не имеющий критики к своему состоянию. На мой взгляд, в этих случаях важен межведомственный подход, участие разных специалистов, в том числе специалиста, который занимается реабилитацией. Алкоголизм всё-таки не должен быть стигмой, что если человек – алкоголик, то ему никогда больше доверять нельзя.

    Примеры показывают, что выздоравливающие алкоголики могут быть очень достойными людьми, и вполне имеют все возможности быть хорошими отцами (Фонд «Диакония» по преимуществу занимается реабилитацией зависимых мужчин).

    С другой стороны, если человек болеет и никаких действий предпринимать не собирается, то детей ждет очень печальная участь.

    - Вы как эксперт принимали участие в подобных судебных заседаниях или совещаниях?

    - Я принимала участие в совещаниях, когда орган опеки ставил вопрос об ограничении/лишении родительских прав относительно родителей, которые страдали алкогольной зависимостью. Когда такой человек находится у нас на реабилитации, я прошу перенести заседание до конца этого процесса. Потому что к концу реабилитации можно сказать, есть ли у человека мотив выздоравливать или нет. И если у человека есть мотив выздоравливать, то мы всегда просим органы опеки не лишать его родительских прав. Есть примеры, когда отцы, в отношении которых решался вопрос о лишении их родительских прав, входили в устойчивую ремиссию – они становились замечательными отцами. Их не лишали родительских прав, потому что они выздоравливали от алкоголизма. Люди, которые имея в анамнезе алкоголизм, проявили исключительно достойное поведение. Это хорошие примеры.

    Также как есть и другие примеры, когда наоборот надо настаивать на лишении родительских прав человека, который не собирается ничего делать со своим тяжёлым заболеванием, которое разрушает не только его жизнь, но и жизнь его близких, и тем более детей.

    - А вообще на сколько часто вы или ваши коллеги, с которыми вы взаимодействуете, например, из некоммерческих организаций, которых можно назвать экспертами в плане проблем с зависимостью, участвуете в принятии таких решений?

    - К нам редко обращаются. Редко нас привлекают к решению таких вопросов. Это такая, возможно сложная схема. Часто людям хочется решить просто. Но просто не всегда правильно, адекватно.

    - Да, мотивация к осознанию болезни, к последовательным действиям по ее преодолению – это сложный, тонкий и очень трудно достижимый элемент.

    - Конечно, всегда проще взмахнуть саблей и отсечь лишнее, чем человека терпеливо врачевать. Но терпеливо врачуя, можно получить полноценный плод. А отсечь - много ума не надо, только на этом месте ничего не вырастет.

    Текст: Новости Василеостровского района Санкт-Петербурга
    Фото: Новости Василеостровского района Санкт-Петербурга
    Тэги:
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1