• Об экологии петербуржцы сейчас говорят куда меньше, чем 20 лет назад, что, конечно же, радует – тема перестала быть больной. В девяностые годы, как многие помнят, прогуляться по центру города было то же самое, что съесть ложку грязи, снег в течении суток окрашивался в черный цвет, а летом фасады и окна зданий на оживленных проспектах покрывал слой сажи и пыли.

    Сейчас дышится легче. Спасибо автомобильному и бензиновому прогрессу – введению экологических стандартов для транспорта Евро-4 и Евро-5, а так же вернувшейся из ленинградских времен практике ежедневного мытья улиц, новинке – машинам-пылесосам и вспомнившим о своих обязанностях дворникам. В общем, благодаря сочетанию старых и новых технологий, воздух в центре, не говоря уж о периферии, стал вполне пригоден для дыхания. Вряд ли совпадение, что в Петербурге стала быстро расти и средняя продолжительность жизни.

    Однако список экологических успехов короче, чем хотелось бы. Сейчас основная проблема – состояние водоемов. Мы почему-то смирились с тем, что нельзя купаться не только в экзотических водных артериях, таких как Обводный канал или Карповка, но и в Неве. Остаются проблемы со свалками, с химическими загрязнениями. Впрочем, город в плане экологии неоднороден, есть благополучные места, есть похуже. А многие ли знают, насколько чист их район? И вообще: какие районы в городе являются чистыми, а какие – грязными? Понятно, что Курортный район по определению должен быть чище, чем Центральный, но как обстоят дела на вашей улице, в вашем квартале?

    Экология – это наука

    Полная и стопроцентно достоверная информация об этом есть, причем в открытом доступе. В конце июня Комитет по природопользованию Администрации Санкт-Петербурга представил очередной ежегодный обзор «Охрана окружающей среды, природопользование и обеспечение экологической безопасности в Санкт-Петербурге в 2015 году» (его можно найти на сайте комитета).

    Правда, осилить этот 166-страничный труд, наглядно свидетельствующий, что экология – это не алармистские заявления различных общественных движений, а наука, сможет не каждый. А сводной экологической карты города, на которой грязные места были бы закрашены, например, пурпурным цветом, чистые – в зеленые и голубые тона, посмотрел – и все понятно, в этом докладе, увы, нет. Авторы (больше десяти научных и контролирующих организаций) ничего не скрывают, но сводная карта была бы просто некорректна. В одном месте может быть, к примеру, чистый воздух, но при этом грязные почвы и водоемы (и такие территории в городе есть). Каким же цветом их маркировать?

    Тем не менее, проштудировав доклад, выписав из таблиц, предварительно сверив их с картами расположения измерительных постов и датчиков, необходимые данные, вы можете получить экологический портрет своего микрорайона.

    Мы же попробуем на основании материалов Комитета обрисовать обстановку в городе в целом.

    Главный вывод, который можно сделать из доклада: в Петербурге нет ни кристально чистых, ни безнадежно грязных районов. Идеальной чистоты в мегаполисе, увы, быть не может, но куда важнее, что нет и по-настоящему опасных для здоровья мест – жить можно везде. Теперь подробней рассмотрим, что представляют из себя воздушная, водная среда города и его почвы.

    Чем мы дышим?

    За минувший год выбросы загрязняющих веществ в атмосферу города составили 521 тысячу тонн. То есть, если пересчитать на количество жителей, получится по 100 килограмм на человека. Главный загрязнитель – автотранспорт, но его долю приходится 86 процентов выбросов. Именно транспорт производит больше всего диоксида серы, оксида углерода, оксидов азота и прочих не очень полезных соединений и твердых веществ.

    После резкого улучшения обстановки в нулевых годах, сейчас картина год от года меняется незначительно. Так, в 2013 году выбросы от транспорта составили 536 тысяч тонн, в 2014 снизились до 513 тысяч, но в минувшем снова выросли. Почему? По данным отчета, общее количество машин в городе сокращается. Если в 2013 году их было 1,98 миллиона единиц, в четырнадцатом году – 1,9 миллиона, в минувшем 1,87 миллиона. Но в прошлом году заметно – на 4,7 процента, выросло число грузовиков, которые намного «грязнее» и прожорливее легковушек. Отсюда и рост выбросов.

     Промышленность же и теплоэлектростанции по сравнению с автомобилями и автобусами – чисты как снег, на их совести всего 14 процентов выбросов. Хотя, по данным станций мониторинга, это не в полной мере относится к промышленным Выборгскому, Кировскому, Невскому и Колпинскому районам.

    Картина по районам города достаточно предсказуема. Если взять такой загрязнитель воздуха как оксиды азота, то в центральной части города их концентрация составляла в среднем 0,4 ПДК (предельно допустимой концентрации), в периферийных и вовсе 0,1 ПДК. Еще ниже концентрация оксида углерода (за исключением Приморского и Адмиралтейского районов). А вот содержание в воздухе мелкозернистых взвешенных частиц (пыли) достаточно велико по всему городу: в среднем 0,4 ПДК. Авторы исследований приводят подробные данные по каждому виду загрязнителей, но, если опустить подробности, оценка будет такова: в центральной части города загрязнение воздуха «повышенное» (хотя и не превышающее норм), в периферийных – допустимое. И все показатели качества петербургского воздуха укладываются в экологические нормативы ЕС – они для нас не обязательны, но сверяться с ними не грех.

    Вода грязнее воздуха

    Если посмотреть таблицу «Характеристика загрязненности воды водотоков Санкт-Петербурга в 2014–2015 годах», картину увидим безрадостную. Замеры на различных участках главной водной артерии города – Невы, и за 2014-й, и за 2015 год характеризуется оценками: «сильно загрязненная» и «загрязненная», лишь в паре мест она «слабо загрязненная». Приятными исключениями являются «слабо загрязненные» Мойка и Фонтанка (видимо, невское течение тащит вредные примеси по главному руслу).

    Почему вытекающая из чистейшего Ладожского озера Нева находится в непригодном даже для купания состоянии? Ответственность за это целиком лежит на ее притоках – как тех, что впадают в области, так и городских: реках Тосно, Славянке, Ижоре, Охте и других. Ниже по течению каждой из этих речек концентрация в Неве – железа, цинка, марганца, меди, свинца (точнее, их соединений), а также фенола, азота нитритного, органики, нефтепродуктов и прочих примесей – резко возрастает. Помимо постоянного притока загрязнителей, бывают и залповые: в прошлом году 8 раз фиксировался уровень ЭВЗ (экстремально высоких загрязнений). Как ни печально, но малые реки являются, по сути, сточными канавами, причем не только в области с ее фабриками, фермами, садоводствами, но и в городе. «Очень загрязненной» является Черная речка, грязными – Охта, Ижора, так же предельно грязной признана безымянная протока в Сестрорецке, в, казалось бы, образцово-показательном в плане экологии Курортном районе.

    Все химическое и органическое «добро», которое несет Нева, попадает в Невскую губу. Острой проблемой являются фосфор и азот, которые создают условия для бурного роста водорослей, что приводит к «цветению» воды.

    Купаться во внутренней части залива не рекомендуется нигде, но экологи отмечают, что по индексу загрязненности воды южный берег (в районе Стрельны, Петродворца, Ломоносова) чище северного берега – Ольгино и Лисьего Носа. Север – «загрязненный», юг – «умеренно загрязненный».

    Не все сделано, но все под контролем

    В докладе еще много интересных, насыщенных информацией разделов: о радиационно-гигиенической обстановке, о работе с отходами, о состоянии зеленых насаждений и даже изменению климата. Желающие могут познакомиться с этим самостоятельно. 

    Материалы подготовлены «Агентством

    по  работе с районными газетами»


    Текст: Новости Василеостровского района Санкт-Петербурга
    Фото: Новости Василеостровского района Санкт-Петербурга
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1